Святейший
Святейший Патриарх Кирилл

Новости патриархии










Церковный календарь

Карта Храмов
Яндекс.Метрика

Памяти почившей в Боге монахини Таисии (Лабутиной)

Памяти почившей в Боге монахини Таисии (Лабутиной)


13 февраля 2021 года преставилась ко Господу монахиня Таисия (Лабутина Раиса Фёдоровна), посвятившая почти 30 лет своей жизни клиросному послушанию в Покровском соборе г. Астрахани.

Раиса Фёдоровна Лабутина (в монашеском постриге — Таисия, а для близких — баба Рая) родилась в 1936 году в с. Цаца Волгоградской области в глубоко верующей многодетной семье. Раиса была самой младшей из 13-ти детей.

Это было время, когда в стране господствовала советская власть: вводилась коллективизация, по воспоминаниям матушки, сельчан раскулачивали, «загоняли» в колхозы, а не желающих это делать — попросту сажали в тюрьмы. Денег в колхозе не платили, но зато отмечали каждый отработанный день «палочкой». В конце месяца семье выдавали ведро жита (рожь). На самодельной мельничке жито молотили, затем варили из него суп, иногда готовили кашу с лебедой, а также тыкву и картошку.

В семье Лабутиных на скудость не жаловались, так как привыкли держать церковный пост с раннего детства. Самыми строгими постниками были мама — Варвара Захарьевна, и её дядя — Трифон Павлович (в монашестве — Трифиллий). Монах Трифиллий подвизался на святой горе Афон, а когда началась война, вернулся на родину, жил во дворе Лабутиных в собачьей будке, пребывая в непрестанной молитве. За три года до его кончины, летом, в праздник Казанской иконы Божией Матери, ему явилась Сама Пресвятая Богородица и предсказала дату его смерти. Монах Трифиллий почил в тот день, как и сказал заранее близким...

Отец матушки Фёдор Львович погиб во время бомбёжки Сталинграда в Великую Отечественную войну. Тогда же погиб и её 12-летний брат Иван. Из 13-ти детей в семье 8 умерли в младенческом возрасте, брат Борис дожил до 30 лет, а пережить военные годы и дожить до пожилого возраста из детей удалось только её старшей сестре Марии Фёдоровне («няньке», как называла её матушка) и самой Раисе.

В послевоенные годы храмы тоже были закрыты, верующие собирались в подвале дома Лабутиных, служили Богу ночами — молились по сохранённым церковным книгам. Маленькая Раиса начала запоминать службы наизусть с 3-х лет.

Шли годы. В двадцать она вышла замуж за односельчанина Николая — тоже по фамилии Лабутин. Их повенчали. У них родился сын Игорь. С мужем прожили в браке всего 5 лет, после чего Раиса осталась одна с маленьким сыном. Вспоминая о тех временах, матушка Таисия говорила, что жила, как все люди, обычной жизнью, воспитывала ребёнка, работала воспитателем в детском саду...

Когда сын вырос и женился, Раиса Фёдоровна осталась в селе одна: старшая сестра Мария ещё в начале пятидесятых вместе с супругом Василием Александровичем Лукьяненко по благословению владыки Филиппа (Ставицкого), архиепископа Астраханского, Сталинградского и Саратовского, переехали из Волгограда в Астрахань на работу в Покровский кафедральный собор. Неподалёку от храма, на улице Чехова, они купили себе маленькую квартирку в старом деревянном доме. По словам матушки, владыку Филиппа ни Марии Фёдоровне, ни ей больше увидеть не удалось, в конце 1952 г. он уехал в Москву, где и скончался…

Мария Фёдоровна и Василий Александрович много лет прослужили псаломщиками левого хора. Оба владели знаниями хода богослужений и нотной грамотой. Василий Александрович был намного старше супруги и спустя некоторое время скончался в возрасте 90 лет.

В начале восьмидесятых обе сестры, жившие тогда порознь в разных областях, сильно заболели. У старшей отказали ноги, у младшей лопнул желчный пузырь, и она попала на операционный стол.

Мария Фёдоровна, не зная об этом, усердно молилась перед образом Божией Матери «Утоли моя печали», вымаливая «дать ей сестру в помощь — ходить в храм…». Без храма она жить не могла, а ходить в храм самостоятельно не получалось…

Молитва была услышана: после операции Раиса Фёдоровна поняла, что остаться в деревне не сможет, уволилась из детского сада и в прямом смысле на перекладных (и пешком, и поездом, совсем без вещей) прибыла за три дня до Рождества Христова в Астрахань. И сразу — в Покровский храм, где её давно и хорошо знали: она постоянно приезжала туда на все большие праздники.

Так и осталась она жить с сестрой и петь на Покровском клиросе. Матушка Таисия не знала нот, все распевы и обиход (в то время и в Волгограде, и в Астрахани распевы были одинаковые) пела на слух, наизусть. И так 7 лет каждый день: и утром, и вечером, и на ночные службы водила под руку, почти что носила на себе больная Раиса свою больную сестру Марию в церковь. Мария Фёдоровна скончалась в больнице в 1989 году.

Между тем время шло, наступила вторая половина девяностых годов. Многое происходило тогда в Русской Православной Церкви, но всё это Раиса Фёдоровна пережила. После перестройки в храмах стало спокойнее и свободнее. Матушка вспоминала: «Мы стали дружнее, успокоились, гнать христиан перестали. На смену старым работникам приходили новые, грамотные, сложился новый коллектив клироса, никто никого не притеснял, кто умел, тот и пел. Господь управил так…»

После кончины старшей сестры матушка продолжила ежедневно — безвозмездно и неустанно — служить на клиросе: зарплаты она не получала и питалась раз в день в трапезной храма, живя на подаяние, а позже на очень маленькую пенсию.

Начиная с восьмидесятых годов (когда почти все храмы в городе были закрыты), до двухтысячных (когда храмы были возвращены Церкви и восстанавливались), сложилась в Астрахани такая традиция, что и будущие священники, и будущие псаломщики, и алтарники, и вообще все те, кто хотел послужить Господу в Его Святом храме, начинали свой приходской общинный путь на левом клиросе Покровского собора. И все они знакомились с человеком, без которого ни тогда, ни после нельзя было и представить пения на левом хоре — с дорогой «бабушкой» Раисой Фёдоровной.

Стояла она на клиросе всегда на одном и том же месте. Одета была и зимой, и летом одинаково: в валенки, фуфайку, закутанная платками: «Чтобы не замёрзнуть и не заболеть». Несуразный забавный вид, однако, не мешал разглядеть в ней человека, ведущего благочестивую жизнь, отрёкшуюся от мира, «святую старушку», молитвенницу, строгую и взыскательную к себе. Она и других к этому призывала: «Можно жить в миру, но сердцем выйдя из него». Ещё в советские времена Раиса Фёдоровна тайно приняла монашеский постриг (что было не редкостью в ту безбожную эпоху) и несла иноческие труды сокровенно — она вообще многое скрывала о себе и только позже поделилась подробностями своей жизни с некоторыми близкими людьми.

Будучи псаломщицей, Раиса Фёдоровна за почти тридцать лет не пропустила ни одной службы — буквально ни одной. На клиросе она отвечала за богослужебный устав. Приходила заранее, готовила книги, тетради, ноты. Изучила жития всех святых, чья память чествовалась Церковью в тот или иной день. Уставных и богословских книг тогда почти не было, они стали печататься только после времён перестройки. «Устав — вот здесь, в моём сердце», — говорила она.

Участвуя в службах, она учила всех правильно читать на церковнославянском языке, объясняла ход богослужения, напевала гласы, своим примером показывала, как нужно благоговейно молиться и служить Господу. «На крылосе, — говорила она, — ангелы с нами поют. Чтец стоит читает, а за ним — ангел».

Многие шли к ней за житейским и духовным советом. Её очень любила молодёжь, услышать от неё похвалу или замечание было чуть ли не мечтой для юных чтецов и певчих.

Позже, когда по причине очень тяжёлой болезни она уже не смогла посещать хор, а сын её погиб от лучевой болезни (он был «чернобыльцем»), ручеёк людской потёк в её старую развалившуюся хату — ту самую, что осталась от сестры Марии на ул. Чехова. Кто-то помогал по хозяйству, кто-то шёл за советом, кто-то бежал в аптеку или магазин. Но попасть к ней в дом было непросто — она всячески уничижала себя и сторонилась гостей и признания. Говорила: «Какой от меня совет? Чего вам тут делать? Я старая бабка, за печкой сплю, ничего не знаю»…

Но люди всё равно шли, приезжали из других городов, сёл, монастырей и спрашивали: «Бабушка, как правильно жить?» Для кого-то ответом было молчание, для кого-то она находила слова, обычно говоря: «Хочешь исправиться, надо менять характер».

Многие, невзирая на отказ, возвращались и настаивали: «Бабушка, скажите, что мне делать, чтобы спастись?» «Ну вот давай-ка там, в преисподней (так называлась старая пристройка в дальнем углу хаты), крысы сдохли, надо их собрать и выкинуть». А другому поручала нечистоты выливать на улицу в выгребную яму (воды и слива у матушки в доме не было до самой смерти, жила она в очень тяжёлых бытовых условиях, «несла свой крест без удобств», говорила: «А как иначе? Сижу тут, ничего не делаю, надо хоть неудобства потерпеть!»); третьего просила полы мыть и воду таскать, а четвёртого — дырявые валенки от пыли выбивать старой сломанной колотушкой. И все, кто хотел помочь, с удовольствием исполняли «послушания», а матушка сетовала: «Думала, сбегут, скажут, вот какая-то бабка заставляет помои таскать и руки пачкать! А они всё равно тут как тут!».

Конечно, сбегать не хотелось, так как физическая работа рядом с ней была только в радость — чувствовалась её доброта и желание быть рядом с человеком в его горестях и радостях. Если у кого-то случилась беда, например, сгорел дом, она доставала последние деньги из тряпичного мешочка и просила передать погорельцам. «Матушка, да ведь у вас на еду не останется!» — говорили ей. Но она отрицательно качала головой: «Бог пошлёт и еду, и деньги! Надо последнее отдавать — как Евангельская вдова!» (Мк. 12, 41).

Все мы жили, делали свои дела: у кого экзамен, у кого свадьба, переезд или даже болезнь, смерть близкого человека… И каждый из нас, чуть что, первым делом звонил или бежал к бабушке Рае: «Помолись!» И она молилась, и по её молитве происходили даже чудеса, а мы благодарили Бога за то, что дал нам увидеть так близко пример живой христианской жизни и возможность соучастия в нём...

Множество разных событий и историй пережили многие из нас с тех пор, как матушка приехала в Астрахань. И одним из ярких случаев можно закончить короткий рассказ об этой современной подвижнице благочестия, раскрывающий не только суть её отношения к Богу и людям, но и суть самой Христианской Любви.

Не так давно настоятель большого столичного храма обратился к матушке за советом: один из его священников задолжал кредиторам очень большую сумму денег. Платить должнику было нечем, а кредиторы в покое не оставляли. У настоятеля данная сумма как раз имелась на руках — пожертвовали на строительство нового храма. «Что же делать, — спросил он у Раисы Фёдоровны, — никак не могу решиться: то ли отдать иерею, чтобы тот погасил долг и жил спокойно, ведь у него жена, дети! То ли вложиться в стройку — ведь всё готово для начала строительства нового храма!» В ответ матушка Таисия, не задумываясь, кротко произнесла: «Конечно, отдать священнику. Ведь человек — важнее всего!»

Почила монахиня Таисия 13 февраля 2021 года, отпевание было совершено в день празднования Сретения Господня. Похоронена матушка на Рождественском кладбище г. Астрахани слева от храма.

21 февраля — 9 дней со дня смерти рабы Божией монахини Таисии, просим святых молитв о её упокоении! Вечная память!

Памяти почившей в Боге монахини Таисии (Лабутиной)
Памяти почившей в Боге монахини Таисии (Лабутиной)


Подготовила Ольга Моисеева
20 февраля 2021 года


Митрополит
Митрополит Астраханский и Камызякский Никон

Анонсы
Актуальная аналитика
Фотогалерея
Видео
Календарь
«    Март 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

© 2016-2019. Официальный сайт Астраханской епархии Русской Православной Церкви